Позитивное движение
Белорусское общественное объединение

О работе мобильного пункта снижения вреда в городе Орше

Снижение вреда – это комплекс мер, направленных на уменьшение негативных последствий от употребления наркотиков. В Беларуси работают стационарные и мобильные пункты предоставления профилактических услуг. Игорь работает в Белорусском общественном объединении «Позитивное движении» социальным работником мобильного пункта профилактики для людей, употребляющих инъекционные наркотики. Он рассказал о своей работе, о том, чем с ним делятся клиенты пункта, и об отношении общества к потребителям наркотиков.



Мы ездим по городу, у нас есть расписание и определенные точки, где стоит машина. Мы определяем районы, где больше всего потребителей внутривенных наркотиков. В Орше есть такие районы – определили их с помощью аутрич-работников, которые работают с потребителями. Мы проводили собрания, и они рассказывали, где находиться пункту будет эффективно, а где смысла стоять нет. После того как определились с местоположением – начали работать.



  Аутрич-работники – это связующее звено. Благодаря им люди приходят, и то по началу очень боятся. Далее – сарафанное радио. Пришел один человек, узнал, что можно получить чистый шприц. Рассказал другому. Некоторые приходят сами, одни. Потом, бывает, возвращаются уже с кем-то. Некоторые приходят целыми группами. В основном, приходят молодые люди 20-30 лет, но есть и те, кому далеко за 40, у кого стаж употребления уже более 10 лет.

Главное, чтобы была мотивация прийти. Например, пройти тест на ВИЧ. Причем многие люди тесты проходить не боятся, а боятся, что если два раза за нахождение в наркотическом соятоянии «поймают», то в третий уже заведут уголовное дело. В основном, клиенты боятся, что может наблюдать милиция. Когда кто-то новый приходит, всегда заглядывает внурь машины – не сидит ли там милиционер или не стоит ли камера. Но, конечно же, у нас все анонимно. Подвоха нет.




 
В нашем мобильном пункте можно получить чистый шприц, презерватив, а также консультацию по вопросам безопасного поведения. Мы можем направить к врачу-инфекционисту, наркологу или психологу. Кто-то соглашается, кто-то – нет. Бывает, приходят и просят помощи. Спрашивают про реабилитационные центры, как туда попасть. Говорят «хочу завязать, но не знаю как». Мы рассказываем. Отвечают «подумаю» и чаще всего пропадают. Бывает, приходят просто поговорить. О жизни, кто что употребляет. Даже рассказывают, что сегодня ели. Спрашивают, есть ли сладкое. Если у нас есть печенье или конфеты – обязательно угощаем. Просто разговариваем с ними, уделяем время. Общаемся с ними на равных, поэтому пункт пользуется популярностью. В других местах такого отношения к этим людям нет.



  Работать не страшно. Но вот общество пока не очень это понимает. Бывает, приходят женщины в возрасте и начинают спрашивать, зачем мы это делаем: «Зачем помогать наркоманам? Что они хорошего сделали? Надо их всех посадить, а вы их жалеете! Будем жаловаться!» Стараемся объяснить, что это необходимо, что так снижается риск распространения инфекций. Ну, покричат и уходят. А мы остаемся и будем помогать дальше.

Автор: Дарья Саладовникова

наверх