Статья 157 Уголовного Кодекса «Заражение вирусом иммунодефицита человека» - что делать?

Закон Республики Беларусь от 9 января 2019 г. № 171-З «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь» статья 157 Уголовного Кодекса Республики Беларусь от 9 июля 1999г. № 275-З «Заражение вирусом иммунодефицита человека».

21 января 2019 года был официально опубликован подписанный 9 января 2019 года Президентом Республики Беларусь Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь».

С 21 июля 2019 года действует следующая редакция статьи 157 УК РБ «Заражение вирусом иммунодефицита человека»:

1.        Заведомое поставление другого лица в опасность заражения вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ).                   

- наказывается штрафом, или арестом, или лишением свободы на срок до трех лет.

2.        Заражение другого лица по легкомыслию или с косвенным умыслом ВИЧ лицом, знавшим о наличии у него этого заболевания
- наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет.

3.        Действие, предусмотренное частью 2 настоящей статьи, совершенное в отношении двух или более лиц, либо заведомо несовершеннолетнего, либо с прямым умыслом
- наказывается лишением свободы на срок от пяти до тринадцати лет.

«Примечание. Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями 1 или 2 настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ, было своевременно предупреждено о наличии у первого лица этого заболевания и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения».

Таким образом, основания ответственности по статье 157 Уголовного Кодекса Республики Беларусь наступают не только с момента заражения потерпевшей (потерпевшего) ВИЧ-инфекцией (ч.2 и ч.3), но и с момента совершения любого действия (бездействия), создающего опасность такого заражения. Данное положение может толковаться достаточно широко. Например, в дискордантных семьях, где мужчина ВИЧ-положительный, любая попытка зачатия ребенка может трактоваться как поставление ВИЧ-отрицательной женщины в опасность заражения ВИЧ, поскольку в этой ситуации все современные профилактические мероприятия значительно снижают, но не полностью исключают риск заражения женщины ВИЧ. Беременность ВИЧ-положительной женщины также можно оценить, как «заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ». Против любой матери ВИЧ-положительного ребенка может быть возбуждено уголовное дело за «заражение ВИЧ».

Так, в мае 2018 г. в Кореличском районе в отношении ВИЧ-положительной матери, передавшей заболевание своему ребенку, возбуждено уголовное дело по статье «Заражение вирусом иммунодефицита человека». Кроме того, под поставлением в опасность заражения кроме незащищённого полового акта можно понимать любые иные действия, создающие угрозу заражения (использование инструментов, оказание помощи при кровотечениях и т.д.), либо непринятие мер по непредотвращению такой угрозы. Причём, правовая оценка таких действий носит субъективный характер и производится должностными лицами органов уголовного преследования и суда при наличии медицинских данных и информации, подтверждающей возможность заражения (показания потерпевшего, свидетелей и т.п.).

Для возбуждения уголовного дела по данной статье не требуется заявление потерпевшей (потерпевшего). Достаточно наличия подтверждённого факта заражения лица ВИЧ, либо поставления лица в опасность такого заражения.

Возможность быть привлечённым к уголовной ответственности за непринятие мер по не заражению другого лица ВИЧ-инфекцией является стимулирующим фактором к соблюдению мер безопасности и определённому поведению, снижающему риск заражения. Таким образом, лицо, знающее о своём статусе, должно чётко понимать пути, способы и иные моменты, связанные с заражением и в связи с этим, соблюдать определённые правила. Это должно быть подтверждено в соответствующих медицинских документах (расписках, памятках-уведомлениях и т.п.).

Субъектом данного преступления является лицо, достигшее 16-и лет и достоверно знающее о наличии у него заболевания. Представляется, что таким статусом лицо обладает после официального (под роспись) его уведомления о диагнозе. Человек, побывавший в ситуации риска заражения, не может достоверно знать о наличии у него заболевания, равно, как сложно признать фактом заболевания результат экспресс-тестирования, в связи с возможностью недостоверного результата по различным причинам. 

В настоящее время в Законе нет подробных разъяснений, какими именно способами, в какой форме и в какой период (сроки) лицо должно предупредить о наличии у него ВИЧ-инфекции. Кодекс говорит только о своевременности предупреждения о наличии у первого лица этого заболевания и добровольности согласия на совершение действий, создавших опасность заражения. В связи с этим, допускаем смысловое (семантическое) толкование терминов Закона. 

1. Предупреждение должно быть своевременным, т.е. между предупреждением о наличии ВИЧ-инфекции и любыми действиями (бездействием), ставящими под угрозу заражения другого человека должен быть промежуток времени. Его продолжительность значения не имеет, однако должна позволять второму лицу воспринять информацию от ВИЧ-положительного о наличии него инфекции, осознать возможность и последствия заражения и принять осознанное решение о попадании в риск ВИЧ-инфицирования.

2. Согласие должно быть добровольным. То есть, принятое решение явилось результатом исключительно собственного волеизъявления, без постороннего воздействия (психологического давления, угроз, насилия, обмана и т.д.). При этом, доведение второму лицу достоверной информации об имеющемся заболевании, способах и последствиях заражения, лечении и иных обстоятельствах, могущих повлиять на состояние здоровья этого лица и связанных с ВИЧ-инфекцией является правовой обязанностью ВИЧ-позитивного и обязательным условием освобождения от ответственности. Несообщение таких сведений, либо их умышленное искажение со стороны инфицированного лица исключает признак добровольности согласия потерпевшей (потерпевшего) и указывают на виновность таких действий.

3. Форма и содержание согласия Законом не установлены, следовательно, допустима любая, в т.ч. и устная, форма согласия. Однако, ранее данное не зафиксированное устное согласие при наличии претензий от потерпевшей стороны в связи с заражением ВИЧ или опасностью такого заражения вероятнее всего не будет установлено следственными и судебными органами. Таким образом, лицо, ранее выразившее такое согласие в устной не зафиксированной форме, сможет использовать факт заражения ВИЧ, или постановки в опасность заражения в любом последующем конфликте, сведении личных счётов, оказании психологического давления, принуждения к нежелаемым действиям под угрозой обращения в правоохранительные органы.

Как было сказано, форма согласия Законом не определена, следовательно, может быть выражена не только вербальными или невербальными действиями, но и бездействием (не воспрепятствованием действиям, ставящим в опасность заражения). Вместе с тем очевидно, что в определённых ситуациях закрепление такого согласия становится затруднительным, например, по морально-этическим и физиологическим причинам при вступлении в половую близость, либо в процессе полового акта.

В связи с этим ранее выраженное в любой форме согласие на поставление в опасность заражения  может быть закреплено и после «рисковой» ситуации. В практике часто имеют место ситуации, когда необходимость подтверждения такого согласия  возникает через несколько лет, даже десятков лет. Отсутствие зафиксированного согласия не исключает его наличия, поэтому время его фиксации не должно влиять на правовую оценку ситуации. Например, расписка или письменное согласие могут быть составлены через несколько лет после возникновения опасности рисков заражения. 

Статья 26 Конституции Республики Беларусь устанавливает принцип «презумпции невиновности», в соответствии с которым никто не может быть признан виновным в преступлении, если его вина не будет в предусмотренном законом порядке доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Применимо к статье 157 УК, при решении вопроса о виновности в совершении данного преступления, лицо, совершившее указанные в статье действия не обязано доказывать наличие согласия второй стороны. Доказывание отсутствия такого согласия – обязанность следственных и судебных органов

ВНИМАНИЕ!!!

Правовая специфика предмета доказывания данного преступления предполагает наличие у обвиняемого ВИЧ-инфекции, установленные факты поставления в опасность заражения (по ч.1 ст.157 УК), наличие вируса у потерпевшего (по ч.2 ст.157 УК) в качестве оснований признания виновности ВИЧ-позитивного. Показания потерпевшего имеют существенное значение в доказывании вины.

В связи с этим рекомендуем, по-возможности, производить фиксацию вышеуказанного согласия, например, следующими способами:

1. Письменная форма.

2. Аудиовидеофиксация устного согласия путём использования технических средств (желательно обеспечить сохранность файла, например, поместив его в виртуальное пространство).

3. Обеспечить присутствие при даче согласия третьих лиц. При наличии возможности, зафиксировать согласие в процессе общения с соответствующим специалистом (медицинским или социальным работником).


Информацию подготовил Поспелов А.Е., консультант БОО «Позитивное движение».
По возникающим вопросам можно проконсультироваться по телефону +37525 743 51 02.
Информация, изложенная в данной статье, выражает исключительно мнение автора. Формы представленных документов носят рекомендательный характер и не являются официально утвержденными.
Любое использование и копирование текста настоящей статьи допускается с ссылкой на данный ресурс.

наверх